ДР-РУЗЬЯ, ДО СВИДАНИЯ!

back-in-ussr
К нам приехал ревизор.
Без всякой литературы. Живая жизнь...
Прежде всего он отправился в райфо, щелкнул себя пальцем по длинной шее и спросил:
— А как у вас насчет этого самого? Сабантуйчики бывают?
— Почти немае...
Ревизор улыбнулся. Он был тертый, знал живую жизнь. Он заскочил в Дом культуры, где поставили кусочек «Бахчисарайского фонтана», заняв первое место в области, взял след и уже через два часа добежал до сметной статьи «орграсходы», от которой отчетливо запахло выпивоном и закусоном.
— Одну секунду! — сказал ревизор.— Тут что-то есть. Осторожно и терпеливо, как археолог на скифском кургане,
он, так сказать, по черепкам, воссоздал всю картину. Он подсчитал, сколько было рому, коньячку, «Зубровки», «Перцовки», с такой скрупулезной точностью, словно сам накрывал на стол. Все оценил, до копеечки!
А ведь выпили-закусили не просто так — захотелось! Дому культуры вручали диплом. Отмечали кусок балета.
После этого ревизор наведался еще в несколько организаций. Оказалось, что всюду было «это самое»: в доротделе — по поводу
обкатки профилировки, в коммунхозе — по поводу обмывки бани, в ДОСААФе — по поводу перевыборной конференции и на заводе безалкогольных напитков — по поводу освоения производства кваса.
Мероприятия проводились всякие, назывались «встречи», «слет» и «вечер воспоминаний», но за различной формой ревизор увидел общее содержание — оно было ка уровне 40 градусов!
В районе поднялась легкая паника. Перестали отмечать. Создалось положение, кбгда, если хочешь выпить, ты должен расплатиться чуть ли не из собственного кармана!
Даже после того, как райпотребсоюз наготовил последнее яйцо в счет квартального плана, казалось, что банкета не будет. Но экспедитор Бузань, подняв обе руки, успокоил взволнованных мужчин и побежал все утрясать в райфо.
Финансисты встретили его недружелюбно.
— Значит, у вас мероприятие? — спросили они с подковыркой.— Какое? Встреча, слет или вечер воспоминаний?
— Ничего подобного! — ответил Бузань.— У нас «Огонек».
— А! — сказали в райфо.
Это было совсем другое дело!
«Огонек» прошел хорошо. В столовой, которая по вечерам называется кафе «Ровесник», столики были сервированы пузатыми чашечками из детского сада и пушистыми ветками ивы. Играл ансамбль, участники художественной самодеятельности пели "Пингвины" и танцевали летку-енку, экспедитор Бузань, обаятельно улыбаясь, исполнял обязанности заслуженного артиста Кириллова, а работники потребсоюза, сидя на куцых треножниках, аплодировали и пили кофе. С ромом, коньячком, «Зубровкой», «Перцовкой».
К нам приехал ревизор! Когда он в третьем часу ночи случайно вышел из гостиницы, посетители покидали кафе «Ровесник». Ноги у них заплетались. Дрожащим фальцетом они возвещали на всю округу:
Др-рузья, до свиданья, и вновь на сви-виданье В субботу вас ждет гал-лубой...
Мероприятие не вызывало возражений — «Огонек»!