Путилин, В.А.Соллогуб, Д. И. Менделеев и Климент Аркадьевич Тимирязев.

znamenitye-ludi-shutat
Путилин как-то приходит к своему приятелю и не застает его дома.
— Как прикажете о вас доложить? — спросил встретивший его слуга.
— Подай мне кочергу, — сказал Путилин.
Слуга, недоумевая, вручил ему большую железную кочергу. Путилин без всякого усилия связал ее двумя узлами и отдал пораженному лакею, приказав:
— Когда приедет домой барин, подай эту мою визитную карточку, он разберет, кто был.

Отец писателя Владимира Александровича Соллогуба однажды, прогуливаясь в Летнем саду со своей дочерью, девушкой поразительной красоты, повстречался с одним знакомым, очень самоуве-ренным и очень глупым.
— Скажи, пожалуйста, — воскликнул знакомый, — как это случилось? Ты никогда красавцем не был, а дочь у тебя такая красавица?
— Это бывает, — отвечал Соллогуб. — Попробуйка, женись: у тебя, может быть, будут умные дети.

Русский ученый Климент Аркадьевич Тимирязев в 1877 году посетил Дарвина. Разговаривая с Тимирязевым, Дарвин спросил:
— Вы не знаете, почему это немецкие ученые так ссорятся между собой?
— Вам это лучше знать, — ответил Тимирязев.
— Но я никогда не был в Германии, — удивился Дарвин.
— Зато вы автор борьбы за существование в природе. Видимо, в Германии развелось слишком много ученых. И всем им не хватает места, — ответил Тимирязев. — Это прекрасная иллюстрация к вашей теории.
Однажды молодому студенту, страстно желавшему научиться красноречию, кто-то посоветовал послушать лекции Тимирязева и профессора Н.
— Как вы можете называть эти имена вместе?— возмутился студент. — Великий Тимирязев, а рядом — косноязычный и бездарный профессор Н.?
— Вот то-то и есть, — ответили ему. — У Тимирязева вы научитесь, как надо говорить, а у профессора Н. — как говорить не надо.

В 1892 году Д. И. Менделеев стал ученым хранителем Палаты образцовых мер и весов. Для повышения точности взвешивания в России требовалось немало денег. Ходатайство же о выделении денег застревало в министерстве финансов.
Как-то Менделеев узнал, что его Палату посетит великий князь Михаил, и приказал и без того тесные лаборатории загромоздить всяким хламом. Из подвалов вытаскивались негодные тяжелые станки и железные болванки.
— Под ноги! Под ноги! — командовал Менделеев. — Надо, чтоб спотыкались.
Встретив великого князя, Менделеев повел его по зданию, то и дело покрикивая:
— Не туда-с! Налево-с! Не извольте оступиться! Тесно у нас...
...И через некоторое время деньги были получены.